Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Синта^^

Маршрутки уходят

В середине лета с дорог Петербурга исчезнут маршрутки.
Об этом сообщает “ФедералПресс” со ссылкой на главу Комитета по транспорту Петербурга Александр Головин.
Нововведение внедряют из-за новой транспортной реформы.
Данный вид транспорта полностью уберут с дорог Северной столицы в рамках транспортной реформы. Это произойдет 15 июля.
Эффект от нововведений, по словам главы Комитета, жители города почувствуют не летом, в сезон отпусков, а в сентябре, когда дороги и транспорт будут максимально загружены...

Синта^^

Убирают "умные экраны"

Еще перед Чемпионатом мира по футболу 2018 заметил, что с остановок в центре стали пропадать "умные экраны", т.е. те, на которых была информация о том, какой автобус придет и сколько до него минут.
Ну и новость - что убирают все.
Collapse )
Синта^^

Заметки о романе "Бесцветный Цкуру Тадзаки и годы его странствий" Мураками Харуки



Эта история не самая простая и не самая светлая у Мураками Харуки.
И читать ее нужно под определенное настроение.
И или в тишине, или под тихую музыку.
Такую же грустную и ностальгическую, как книга.

Collapse )
Синта^^

Мирный воин / Peaceful Warrior



Мирный воин / Peaceful Warrior

Режиссер:
Виктор Сальва

В ролях: Скотт Мехловиц, Ник Нолти, Эми Смарт, Тим ДиКей, Эштон Холмс, Пол Уэсли, Б.Дж. Бритт, Агнес Брукнер. Том Тарантини, Беатрис Розен

Описание: Дэн Миллмен, гимнаст, учится в спортивном институте и мечтает попасть на Олимпийские игры.
У него вроде бы все есть - призы, друзья, приятели, девушки и мотоцикл.
Но нет главного: Дэн никак не может стать лучше всех, да и любовь у него какая-то не та.
Случайно он встречает странного владельца автозаправки, старика по имени Сократ.
И вот тут все меняется...

Фильм основан на реальных событиях.





От режиссера "Пудры" - хороший фильм про то, как эгоистичный и самовлюбленный американский болванчик понимает, что можно стать живым человеком.
И ведь ни одна дивчина (из многих, что у него были) в больничку к нему не пришла...

Зато пришли другие.

Сделан очень атмосферно и красиво.
Иногда приходило на ум, при просмотре - а не глюки ли у героя... и был ли Сократ.

Эпизод в подворотне шикарен ("Нам нужна твоя куртка, твои сапоги и твой мотоцикл").

Но главное - просто жить здесь и сейчас, выкинув все остальное, а не захламляя голову мусором, да и дом тоже. :)
Синта^^

Интерпресскон 2012: впечатления изнутри )

День первый.

Всё началось давным-давно, а потом случился долгий перерыв, но вот я решился поехать туда.
Сказано – сделано.
Правда, к большому для меня сожалению, ещё один потенциальный участник данного мероприятия не смог поехать, хотя меня на многое фантастическое сагитировал, за что большущее спасибо.

И вот, с утра, нырнув в полупустой  ипкашный автобус, за полчаса до  его отправления, я потихоньку стал погружаться внутрь всего.

Ровно в полдень, автобус, заполненный самыми разными людьми, в том числе и писателями, отправился в путь.
Те, кто пришёл к двенадцати, в него просто не поместились, а потому им пришлось искать другие виды транспорта.

Рядом со мною сидел Лин Лобарёв (правда,  про то, что он – это он, я тогда ещё не знал), напротив Евгений Лукин, дальше Александр Тишинин, а в конце разместились Алан Кубатиев и Антон Первушин.
И много-много кто ещё.
Записавшись в «табличку присутствующих», большинство  людей вздохнули с облегчением  и заснули.
Только где-то там в самом конце автобуса Алан Кубатиев  с кем-то вёл разговор о фантастически привлекательных идеях и книгах, которые пострадали  от цензорских ножниц в советское время. И всё равно они ему, даже в таком виде, понравились.
Я слышу это сквозь полудрёму вперемежку с неотключаемым радио, на котором звучат «народные хиты».
Как только мы выезжаем за пределы  города, я открываю глаза и с удовольствием любуюсь зеленеющими  деревьями, растущими вдоль дороги, а небо и солнышко весело поют сверху, слева же сверкает водой залив.
Люди в автобусе одеты скромно: что не говори, но литература нынче не в почёте…Многие задумчивы и серьёзны.
Лукин, как и всегда, одет в старенький, потрёпанный пиджак и джинсы.
На лацкане пиджака – звезда.
Он почти  и не изменился с тех пор, когда я его видел последний раз, может только морщин стало больше.
И добавилось к его облику ещё кое-что:   у него на шее висит  то, что я поначалу принимаю за сувенирную ручку.
Он же писатель, поэтому это было бы закономерно, не  так ли?! Вдруг ему идея какая-нибудь в голову придёт:  а всё  при себе, изящным росчерком ручки он напишет рассказ или стихи на заранее припасенном листе бумаги.
Но…
Спустя километра три, Евгений Лукин берет этот необычный предмет…в рот… и затягивается, он закуривает с нескрываемым наслаждением, выпуская   клубы дыма изо рта.
А предмет сразу перестаёт быть ручкой и становится запрятанной в махонький изящный футляр зажженной сигаретой, скорее всего электронной, хотя клубы дыма реальные и запах тоже настоящий.
Вентиляция в автобусе хорошая и клубы улетают куда-то вверх и, слава Богу.
Такой «ритуал» Лукин проделывает на протяжении всей поездки ещё несколько раз, нисколько не смущаясь того факта, что он находится в автобусе вместе с другими пассажирами..
«Ай-яй-яй», - проносится у меня в голове.
Соседка Евгения Лукина, дама, пожившая и повидавшая много, делает вид, что не замечает сего безобразия.
А мы всё едем и едем дальше, всё больше  отдаляясь от нашего города и всё больше приближаясь к месту назначения.
Лин, который что-то читал в своем наладоннике в начале поездки, теперь  спит.
Автобус петляет по каким-то улочкам, то съезжая с шоссе, то возвращаясь на него снова.
Выиграли ли мы тем самым сколько-то времени. Не знаю.
Зато удалось увидеть много причудливых домиков с оградами из стали, сверкающими на солнце.
Когда залив стал совсем рядом с нами, то вдруг откуда ни возьмись,  у него появились немногочисленные отдыхающие, только приехавшие и достающие пожитки из своих машин: складные стулья, мангалы,  шампуры, еду, полотенца и многое другое.
А мы едем дальше.
Одна из участниц, счастливая, с кем-то весело щебечет по сотовому, рассказывая, какая вокруг нас проносится красота, и зазывает  приехать подругу на следующий год.
Проходит ещё какое-то время, и мы неожиданно приезжаем в фантастическое место нашего сейчас, завтра и послезавтра.
Как только автобус останавливается и открывает свои прозрачные двери, все высыпают наружу, самые активные устремляются в здание на регистрацию, другие же – закуривают, с облегчением.



После регистрации, обеспеченный всем необходимым  (бейджик, футболка участника, пакет с листочками для голосования, микрорассказы ИПК, плакатик), я осматриваюсь вокруг и здороваюсь со всеми, кто не прочь поздороваться тоже).
Алан Кубатиев, пройдя регистрацию, тоже осматривается… Ещё в автобусе, я радостно кивнул ему…но… В мыслях проносится: «А Кубатиев-то меня совсем не помнит. А разве должен?!» и я успокаиваюсь и  подхожу к фантастическому прилавку с книгами.
Там… одержали победу странные цветастые книжки с похожими друг на друга  обложками   неизвестных художников:  на обложках - однотипные мускулистые герои с каким-то оружием, огнестрельными или холодным и такие же однотипные красотки. Авторов, за редким исключением я тоже не знаю.
И всё же!
Прорываясь как свежая вода, белеют томики Лукина и Володихина.
У одного  стихотворения, у другого – книги со статьями и обзорами.
А потом мой взгляд останавливается на  «Золотой пыли» Владимира Гопмана и я улыбаюсь уже вовсю.
На меня, улыбающегося натыкается интересная личность - девушка Маша, она – Фэн!
С большой буквы!!!
Их таке мало осталось, но они есть )))
На конвенте она  с самого-самого начала и запросто перезнакомилась здесь со всеми.
Хорошая встреча – хорошая начало )
Мы знакомимся.

Потом на улицу вприпрыжку.



Пусть и прохладно, но светит солнышко, небо синее-синее, а залив, вот он, прямо передо мной.
Прыгаю в песок и подбегаю к полосе берега.
Волны живые,  тихие,  бьются о берег.
Путь из камешков уходит вдаль, куда-то к морскому царю.



Помахав ему, попрыгав и немного замерзнув, взбираюсь по склону назад и иду внутрь, туда, где ходят столпы русской фантастики.


А потом...
Потом я  снова вижу  Машу, уже время обеда и мы  отправляемся скушать что-то в обеденную (обед  - значит, будет  у нас обеденная, "столовая" не звучит совершенно, потому так).
Мы садимся за первый попавшийся стол…  и обедаем вместе  с частью большого-большого Оргкомитета.
Николай Романецкий (которого я до этого вживую не видел) сразу производит на меня впечатление настолько положительное, что настроение поднимается выше звёзд.
Пожевав что-то грибное-компотное, мы все устремляемся на воздух.
До официального открытия еще есть немного времени.
Писателей там чуточка.



Вырастает Святослав Логинов.
За ним появляются и другие писатели, критики и просто фэны.


(Святослав Логинов и Владислав Гончаров на скамеечке)

Люди разбиваются на маленькие кучки и разговаривают увлеченно о своём любимом.
Шатаясь, появляется Борис Завгородний, личность для многих очень известная.
С ним сразу многие фотографируются.
Те, кто его близко знают и те, кто не очень близко.



(На фотке - Евгений Лукин (справа, в чёрной футболке с надписью "Интерпресскотн идёт!"), Борис Завгородний (в центре, в бело-жёлтой куртке), Леонид Каганов (слева, в полосатой толстовке и зелёной футболке).

Завгородний подозрительно пошатавается, но улыбается.
Наверное, это решает всё.
Какой бы и в каком виде не был, но как сказал ещё Бредбэри – «И всё таки наш!»



Спустя минут десять все усаживаются в ротонде на стульчики.



Интерпресскон 2012  открывается!
Романецкий, Шилов, Владимирский, Олексенко и др., разыгрывают сценку о конце Света.
Романецкий неподражаем.
Остальным до него далеко.
Потом приходит Сидорович, конвент объявляется открытым, все встают и поют гимн!
На том торжественное открытие заканчивается и все расходятся, кто куда.
В перерыве я  увиделся с  Александром Тишининым.
Поговорили  о "Луне Безумной"  Вейнбаума,  о кусачих ценах на книгу, о переводах в ней и вообще.
И о том, как в былые времена, они из проходных западных произведений делали конфетки, переписывая их.
Мне повезло, я такие произведения не читал, даже в таких вот  сочинительских переводах.
Я спускаюсь в холл и вижу как на одном столе играют в большие шахматы, а на другом, Лин, сдвинув шашки, раскладывает игру, которой, как я узнаю потом, много лет, она была придумана шумерами и  Дмитрий Скирюк восстановил :)



Вместе с Машей они играют в эту возрожденнную из пепла, игру.
На стендах скромно висят  иллюстрации художников, один из которых получит премию года.
Кто из них?
У меня сомнений нет.
Получит Сергей Шикин.



С другой стороны (на тех же стендах) прикреплены самые первые фэнзины, первые журналы.
Их крайне мало.



Там я нахожу Андрея Ермолаева, с которым завожу разговор о любимом мной и им Роберте Хайнлайне.
Разговор в итоге получился очень длинный и интересный и закончился у него в номере.
Андрей - человек очень душевный, добрый и потому притягательный и нет в нём никакого пафоса, а потому он очень приятный собеседник.

Потом я попал на презентацию  под названием  «Семинар "Малеевка-Интерпресскон: новая волна"».
Вели её  Владимирский   и   Олексенко.
Василий рассказывает о конкурсе на  будущий год.
Приглашает всех на него.
Часть аудитории внимает ему, а другая - заразительно над ним смеётся и даже передразнивает.
Владимирский краснеет, старается пресечь  такое хулиганство, но безуспешно.
Его попытки только раззадоривают нарушителей.
И теперь смеются уже все: машет руками Владимирский неподражаемо )))
Василий завершает выступление сказав, что конкурс специально проводят зимой, чтобы конкурсанты вели  себя серьёзно и не могли куда-нибудь удрать, кругом же одни сугробы.
В кусты не сбежишь.
После этого к нему обращается с вопросом какой-то дядечка.
Суть вопроса: все ли форматы берут на конкурс, а то у него неформат один.
Владимирский отвечает:
- У нас нет неформата!
И аудитория сползает со стульев в безумном хохоте.
Василий говорит что-то в духе того, что знакомые и друзья ему сорвали презентацию и им за это попадёт по полной программе, и все расходятся.
Потом был ещё отчет о Евроконе.

А потом выступала литературная группа "Живой металл".
На которую я уже не пошёл, а поехал назад.


А ночью была хулиганская вечеринка в духе "Чикаго тридцатых годов", рулетки и прочие неформаты (слово с Семинара пригодилось :) ).
Но я этого всего уже не увидел.
Для меня первый день кончился.
Почти.
В дороге я прочитал все микрорассказы, они мне не понравились.
Но это нисколько не испортило мне праздничного настроения.
В тот же вечер мне удалось встретиться с прекрасной Наташей, сбивчиво рассказать ей что и как,  дать в читку ((с) Наташа) микрорассказы и  плакатик (размер махонький для всех сделали, но наш :) ). Про рассказы, может расскажет как-нибудь, как они ей.

А потом, добравшись, до постели, уснуть со свернувшейся клубочком кошкой.

(продолжение следует)